Челябинск
-10...-5° C

Проба пера. 48 часов

Опубликовано: 15.05.2018
Просмотров: 429

Несколько часов сижу в машине: осматривают, заполняют бумаги, я мерзну. Позже привозят в участок, где приходится ходить по куче кабинетов для дачи показаний. Наконец, меня приводят в «камеру» - место для задержанных, без решёток, но и без путей выхода. Там сижу очень долго, всё ещё мерзну. Понимаю, что ждать мне ещё долго, а спать хочется безумно, поэтому пытаюсь уснуть сидя. Сидя уснуть не получается, но я делаю вид, что сплю.

На 10 или 11 часу ареста меня уводят в изолятор временного содержания, в котором нужно сдать все вещи, включая обувь и куртку. Мне дают белую простынь и уводят в камеру. Первое время не понимаю, что происходит и как долго это будет продолжаться. Ну хоть можно поспать, это радует.

Сажусь на огромную деревянную скамейку, на которой лежит матрас, подушка и одеяло. Трогать всё это я не решаюсь, просто стелю странным образом простынь, пытаясь полностью закутаться в неё. В камере запах ужасный, но меня это совершенно не волнует. Несколько минут смотрю в стену и засыпаю. Просыпаюсь часа через полтора, пытаюсь понять, реально ли всё это. Почти сразу приходит товарищ полицейский и просит пройти для заполнения огромного количества бумаг и сдачи отпечатков. Возвращаюсь обратно в камеру, осматриваюсь: небольшая тёмная комната, в одном конце которой огромная деревянная скамейка, а в другом – дверь с решёткой и небольшой фонарь, тоже за решёткой. Обстановка угнетающая.

Снова ложусь и понимаю, что ужасно хочу есть, пить, курить, в туалет. Ничего не могу с этим сделать, поэтому нужно спать дальше. Закутываюсь в простынь – запах, как от белья в поезде. Пытаюсь представить, что я сейчас просто куда-то еду. Снова засыпаю.

Просыпаюсь. Наконец-то приносят поесть: лаваш и кекс, сказали, что передал сосед. Не ела часа 22, но голода уже не чувствую. Сажусь и смотрю на еду - не выдерживаю, начинаю плакать. До последнего пыталась держать себя в руках и не показывать свои слёзы, благо сейчас меня никто не видит, и я могу дать волю эмоциям. Быстро успокаиваю себя и начинаю есть. Ложусь и смотрю в потолок, камера обладает усыпляющим эффектом, поэтому я опять засыпаю.

Заметила, что просыпаюсь за несколько минут до того, как ко мне должен кто-то зайти. Так и в этот раз – позвали для дачи очередных показаний. В камере снова залипаю, но уже сидя. Часов в 8 вечера всех решили покормить крепким чаем и ужасным печеньем. Не успеваю выпить чай, за мной приходит опер. Он единственный человек, который относился ко мне по-человечески – предложил покурить, позже напоил кофе и угостил шоколадом. Просто сидели, разговаривали, он дал мне мой телефон, чтобы я связалась с близкими и просто поигралась. Разговариваем обо всем, периодически ходим курить.

В двенадцатом часу ночи возвращаюсь в камеру, спать совершенно не хочу. Просто сижу и смотрю то на потолок, то на стены, то на решетку и на свет в конце тоннеля. Допиваю чай и вспоминаю, что в тюрьме люди обычно начинают заниматься спортом. Делать абсолютно нечего, поэтому следую примеру других заключенных и принимаюсь за упражнения. Одежда не позволяет заниматься нормально, поэтому быстро забиваю и начинаю разглядывать надписи на стенах. Становится ужасно душно, от затхлого воздуха кружится голова. Ложусь на уже знакомую скамью, на которой ужасно долго ворочусь – болит всё тело, поэтому пытаюсь найти более удобную позу.

Как люди живут в таких камерах годами? Я пытаюсь не думать о том, что будет после моего «освобождения», ведь так ещё сложнее переживать эти долгие часы. Лежу и прислушиваюсь к каждому слову и шороху. Было бы неплохо почитать или заняться хоть чем-нибудь, но такой возможности нет, поэтому сочиняю в уме этот самый текст. Засыпаю.

Ночью периодически просыпалась из-за постоянного хождения людей. Будят в 6 утра, чтобы вернуть телефон. Приходится заполнить множество бумаг, после чего мне возвращают телефон, который нужно положить в камеру хранения, ведь в моей камере он запрещён. После этого быстро засыпаю и просыпаюсь только часов в 11. Про меня вспомнил опер и позвал на «завтрак»: кофе и сникерс. Покурили и он отвёл меня обратно.

Хочется домой, в свою постель, к коту. Но я тут, и остаётся просто ждать. Парень из соседней камеры передал мне еды, съела банан и какой-то свёрток, напоминающий шаурму. Что бы я делала без соседей по заключению и опера? В ИВС совершенно не кормят, я боюсь даже попроситься в туалет или воды. Сижу одна в четырёх стенах и не знаю, как пережить оставшиеся часы.

Сплю ещё час и возвращаюсь к оперу, с которым тянем время, курим и говорим о работе. Время идёт слишком медленно. В камеру идти не хочется, но выбора нет. В такой обстановке стараюсь вообще не думать, так как-то легче. 

Ближе к вечеру, наконец, уезжаем: сдаю простынь, забираю вещи и расписываюсь сто раз. Едем и снова приходится ждать непонятно чего, но главное, что не в камере. Спустя часы ожидания я свободна.


Проба пера. Взгляд сбоку

Проба пера. Как причудливо сбываются мечты

Психодрама «Блудный сын»

Чудесный кофе


Ключевые слова: рассказлитература

Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург